Реставрация этнографической кожи на примере кожаных сосудов из собрания национального музея республики Алтай им. А.В. Анохина.

Левыкина Т.А., Синицына Е.С.

Материалы  I научно-практическая конференции «Атрибуция, сохранность и реставрация музейных памятников», проводимой Государственным Историческим Музеем 13-16 октября 2009 года

 

Кожа - один из самых распространенных материалов для изготовления одежды, обуви и предметов обихода у всех народов. С древних времен человек пользуется преимуществами различных изделий из кожи. В Стране восходящего солнца самураи носили доспехи из толстой кожи. Мастера разных племен из шкур натянутых на каркас, изготавливали лодки воинам, щит из кожи спасал жизнь, барабан поднимал боевой дух. В каждом крае, у каждого народа свои обычаи, традиции, свое основное ремесло, которые определяют и внешний вид одежды и предметов обихода, и материалы для их изготовления.

На прародине всех тюркских народов - Алтае - учёные историки находят в курганах кожаные сосуды и упряжь, относящиеся к V-I векам до нашей эры. Именно в кожаных сосудах горные и степные тюрки традиционно получали многие знаменитые продукты кисломолочного брожения. В данной статье мы хотим вам рассказать о методах обработки кожи и ее применении у народов Алтая. А также поделиться опытом реставрации кожаной утвари из собрания Алтайского музея им. Анохина.

На Южном Алтае преобладает скотоводство. Ранее оно господствовало также в районе предгорий, в Абаканских и приенисейских степях, в Минусинской котловине, а также в средней и западной части Тувы. Это кочевое и полукочевое скотоводческое хозяйство - разводятся лошади, рогатый скот, овцы, козы и в очень небольшом количестве верблюды. Очень узкую область распространения имеет оленеводство и мараловодство. Алтайцы охотились за маралами, но в виду того, что маралы были почти полностью истреблены, охота на них была запрещена, и теперь маралов разводят в заповедниках. Археологические данные свидетельствуют, что оленеводство когда-то было распространено шире, в том числе и на Алтае и в Хакасии. Теперь оно известно только в восточной части Тувинской автономной области и у карагасов. (1)

У алтайцев существовала своя техника обработки кожи. Шкуру лошади или быка, снятую с животного летом, употребляли на изготовление либо кожаной посуды, либо ремней. Приемы обработки шкуры были примитивны. Шкуру опускали в реку с быстрым течением, предварительно крепко привязав. Держали ее в воде до тех пор, пока вода не вымывала и не уносила всю шерсть. Затем шкуру вынимали, растягивали и сушили. Далее ее разрезали на ремешки и плели узды, плети и т. д. Для изготовления кожаной посуды шкуру размачивали в воде, мяли, смазывали жиром лошади, медведя или барсука. В зимнее время обрабатывали шкуры, предназначенные для шитья обуви. Освежеванную шкуру лошади, коровы или быка замораживали в снегу и шерсть выбривали начисто острым ножом. Далее шкуру проветривали на солнце до тех пор, пока она не делалась легкой. В летнее время ее зарывали в навоз, где она несколько пропитывалась влагой, затем мяли и смазывали жиром лошади, сурка или медведя. После этого в течение недели кожу коптили в юрте над дымом очага или в особых земляных печах и еще раз мяли. Если кожу хотели окрасить, то после бритья ее помещали в настой коры лиственницы.

Из шкур косули, козы, молодого марала южные алтайцы выделывали овчины, употреблявшиеся для шитья шуб. При выделке овчины освежеванную шкуру промывали в солоноватой воде и растягивали в тени для сушки, затем ее натирали нежирной сывороткой, квасили и после этого скручивали, оставляя в таком виде в течение трех-четырех дней. Далее шкуру мяли досуха, снова квасили, на этот раз вареной печенью коровы или овцы, превращенной в кашицеобразное состояние, и коптили.

После копчения производили обезжиривание мытьем в сыворотке, снова мяли досуха, снова квасили печенью и заканчивали обработку тем, что еще раз мяли досуха.

Шкуру козы, которая не выдерживает крепкой обработки, выделывали проще, натирая ее вареной печенью и сывороткой. Мяли ее только вручную, чтобы не вылезла шерсть. Шкуру молодого марала и косули обрабатывали только вареной печенью, мяли и также коптили.

Обработка шкуры оленя немного отличалась. Для удаления волос ее клали в воду (часто просто у берега в озеро) вниз шерстью на несколько дней. После этого волос легко выдергивался руками, а остатки подшерстка удалялись скребком.

Южные алтайцы также умели выделывать грубую замшу. Для этого шкуру лося, марала или горного козла мочили в воде, а затем снимали с нее шерсть железным скребком, вместе с тонким слоем кожи. Потом шкуру сушили и мяли, после чего клали в мыльную воду или натирали мылом и сушили на морозе. Если замшу делали летом, тогда, после того как со шкуры снимали шерсть, ее смазывали жиром.

Для горноскотоводческого типа хозяйства было характерно преобладание кожаной утвари и посуды. Легкие и удобные в использовании, необычайно прочные, кожаные сосуды максимально отвечали подвижному образу жизни, так как с самого начала были рассчитаны на использование в пути. Они в основном служили для хранения и перевозки молочных продуктов.

Кожаную посуду в прошлом шили из шкур многих домашних животных: лошади, коровы, быка, овцы, козы, теленка; на южных окраинах Башкирии сохранились воспоминания о сосудах из кожи верблюда, славившейся особой влагонепроницаемостью. Среди перечисленных материалов явным преимуществом, особенно при выделке кумысных сосудов, пользовались лошадиные шкуры. Утилизировалось почти все сырье: из кожи головы сшивали подойники, из шеи — кадки или чаны, из ног — кумысные фляги-бутыли; массивная кожа туловища шла на выработку вместительных сосудов для сквашивания кумыса. Плотные коровьи и бычьи шкуры использовались, главным образом, для ведер и кадок. Из шкур овец и коз изготавливали бурдюки и сумки.

Кожаную посуду шили из сыромятной кожи, иногда снятой с ноги заколотой лошади или коровы, а порою и с вымени коровы. При этом снимали шкуру наподобие чулка, набивали ее землей, сушили у костра — и сосуд был готов.

В 2008 году сосуды, похожие на вышеописанные, поступили на реставрацию в ВХНРЦ им. Грабаря. До этого никаких мероприятий по их консервации не производились.

Всего было передано пять кожаных сосудов:

  1. Сосуд кожаный с горлышком, сшитый из двух кусков коричневой кожи прямоугольной формы. У горлышка с обеих сторон имеются ушки с круглыми отверстиями для ремешков, на которые крепится деревянная пробка, но, ни ремешков, ни пробки не сохранилось.

  2. Борбуй, сосуд из двух кусков кожи, снятой с задних ног лошади, сшитых между собой сухожильными нитками. Имеет цилиндрическую форму. Дно круглое. Горлышко выкроено и пришито отдельно волосяными нитками. Верхний край горлышка накручен на тальниковый прут, к которому прикреплена петля из конского волоса сплетенная косичкой.

  3. Конок, ведро кожаное цилиндрической формы с восемью сосками. Сшито сухожильными нитками из двух кусков вымени телочки со швом посередине, дно круглое. Сосуд был сшит в 1915-1918 гг в селе Онгудай Онгудайского района, куплен музеем в 1960 г.

  4. Сосуд из вымени нетели в виде круглой корзинки с широким горлом. От его краёв, к середине сосуда идут четыре шва, при помощи которых сосуду была придана круглая форма. Два края вытянуты в виде ушек, в которых имеются отверстия для ручки.

Сосуд использовался для сыпучих продуктов. Был сшит в селе Кара-Кудюр Улаганского района и приобретен музеем в 1954 г.

  1. Тажуур, сосуд из темной кожи, сшит сухожильными нитками из двух кусков кожи полуовальной формы с приподнятыми плечиками и длинным горлышком. Между плечиками и горлышком прикреплена на металлических колечках сыромятная петля, к которой привязана на ремешке деревянная пробка. Тажуур орнаментирован традиционным алтайским орнаментом, способом давления.

Этот сосуд вызывает особый интерес. Тажуур играл определенную роль в системе этикетных норм, в календарной и семейной обрядности южных алтайцев. Кожаная фляга сопровождала человека на протяжении всей его жизни. Порой ее изготовление приурочивалось к рождению ребенка. Она так же была включена и в погребальный обряд.

В орнаментации тажуура, которая во многом аналогична оформлению подобных сосудов ряда тюрко-монгольских народов, следует отметить единство композиционного решения пространства каждой из его сторон. В большинстве случаев центральное место на плоскости занимает изображение дерева. Фляга делится на две симметричные половины, заполненные элементами, среди которых встречаются различные геометрические фигуры, спирали, рисунки солнца, луны и радуг, изображения предметов утвари и одежды. Разбросанные по плоскости, эти рисунки объединяются в одно целое полосой из двух линий, часто заполненной зигзагом или косой штриховкой. Из животных на тажуурах обычно встречаются контурные изображения лошадей, маралов, козлов. Человеческие фигуры встречаются крайне редко.

Тажуур алтайцев являлся не просто предметом обихода. Его использование было связано с поворотными моментами в жизни человека: рождением, свадьбой, смертью, началом и окончанием хозяйственного цикла. (2)

Реставрация всех пяти предметов одинакова по методике, включала в себя одни и те же этапы. Но в процессе работы необходимо было учитывать конструктивные особенности каждого из сосудов.

Все экспонаты были сильно загрязнены и нуждались в очистке. Кожа была сильно пересушена, из-за чего появились многочисленные трещины. Реставрационный процесс включал в себя следующие процедуры: очистка и пластификация кожаных предметов, устранение сильных деформаций и восполнение утрат.

Очистка всех сосудов производилась механически, с помощью шпателя и кисти.

Пластификацию всех предметов проводили в три этапа: сосуды погрузили в раствор (полиэтиленгликоль 400 45% : дистиллированная вода 55%), сроком на пять недель, затем раствор был заменен на другой, с добавлением пятипроцентного высокомолекулярного ПЭГа (полиэтиленгликоль 400 45%: полиэтиленгликоль 3000 5%: дистиллированная вода 50%), сроком на 10 недель, в течение которых по мере размягчения загрязнений производилась механическая очистка, раствор по мере загрязнения обновлялся.

На данном этапе работы возникли сложности с корзиной из вымени нетели. На дне сосуда кожа была обожжена и перепачкана сажей, требовалась тщательная очистка. Но кожа оказалась очень хрупкой из-за повреждений. Было решено провести аккуратную очистку с помощью скальпеля и ватных тампонов. Сосуд изымался из раствора и после недолгой обработки, он помещался обратно для дальнейшей пластификации.

После вышеописанных процедур все сосуды поместили в морозильную камеру, где выдержали в течение двух-трех недель при температуре минус 6— 10°С.

Смягчение и консервацию кожаных предметов проводили с помощью смазки (криолан -12г, вазелиновое масло -50мл, пчел. воск -1г.), которую наносили мягкой кистью на всю поверхность сосудов с двух сторон.

После проведения этих процедур, поверхность кожи очистилась. Но сосуды, по-прежнему, оставались сильно деформированными. Процесс устранения деформаций происходил следующим образом: смазанные консервирующей смазкой сосуды постепенно распрямили методом частичного прессования, помещая между двумя слоями фильтровального сукна и закладывая под пресс.

На этом этапе работы снова возникли сложности с сосудом из вымени нетели. Материал сосуда был настолько тонок, что как только сосуд извлекался из раствора ПЭГ, кожа изделия быстро теряла влагу, и устранение деформаций на дне сосуда при помощи простых прессов из мешочков с песком не представлялось возможным. В связи с этим был придуман следующий способ: внутрь еще пропитанного раствором сосуда помещался воздушный шарик, который при наполнении воздухом полностью заполнял внутреннее пространство корзины и тем самым устранял деформации на дне. Одновременно с этим стало возможно устранить деформацию сосков, создав небольшое натяжение с помощью резинок. Данная процедура повторялась по мере высыхания сосуда, после чего сосуд возвращался на сутки в раствор.

Также потребовался особый способ удаления деформаций при работе с сосудом с горлышком и тажуура. Так как при попытках устранения деформации механическим способом сосуды спустя некоторое время возвращались в прежнее состояние, было решено заполнить сосуды высокомолекулярным раствором ПЭГ (полиэтиленгликоль 400 45%: полиэтиленгликоль 3000 5%: дистиллированная вода 50%), на 1,5 недели. Благодаря этому кожа напиталась влагой изнутри и держала объем. Деформации были практически полностью устранены. После удаления раствора ПЭГ, сосуды сохранили нужную форму.

Утраты восполнялись фрагментами дублировочной кожи аналогичной структуры. Из кусочка тонированной кожи вырезалась заплатка нужной конфигурации, после чего края ее зачищались с помощью скальпеля. Точно так же обрабатывались края утрат на предметах. Склеивание осуществлялось клеем Lasqaux. Разрывы сводились аналогичным способом, при этом с изнаночной стороны сосуда на место разрыва накладывались полоски истонченной кожи с нанесенным клеем.

Таким образом, всем сосудам был возвращен экспозиционный вид, все деформации удалены, а утраты восполнены.

Вышеописанная реставрация происходила под руководством реставратора первой категории Синицыной Наталии Павловны. Так же под ее началом ведется реставрация археологической кожи.

 

1. Токарев С. А., Этнография народов СССР, М., 1958.

2. Октябрьская А.В. Семантике изображений на тажууре - кожаной фляге алтайцев. - Рериховские чтения 1984 год. К 110-летию Н.К.Рериха и С.Н.Рериха: Материалы конференции. - Новосибирск, 1985. - С. 209-221.

 

Россиягород Москва,улица Вавилова, д. 69/75
+7 (499) 132-71-89 +7 (903) 201-05-98 +7 (926) 528-06-28
http://www.art-fenomen.ru
Template Joomla 1.5