Анализ предметов одежды из монашеских захоронений некрополя Вознесенского монастыря

Краснова С.В., Попова О.С.

В 2001 году приказом администрации ГИК МЗ «Московский Кремль» были санкционированы работы по приведению в порядок подвальных помещений Судной палаты Архангельского собора и находящегося там с 1929 года некрополя русских цариц и княгинь, перенесенного туда из разрушенного Вознесенского собора Кремля. В рамках этого проекта под руководством Т.Д. Пановой и Н.П. Синицыной была создана научно-реставрационная группа для проведения работ по изучению некрополя и комплексной научной реставрации погребального инвентаря.

В течение 7 лет были вскрыты и обработаны материалы 56 захоронений, относящихся к XV-XVIII векам. По каждому погребальному комплексу были проведены подробные исследования, включающие в себя микробиологические исследования, химико-технологический анализ (в том числе анализ красителей), а также, структурно-технологический анализ текстиля.

Наряду с множеством светских захоронений некрополь открыл нам несколько монашеских погребений, в которых среди изъятых текстильных материалов были обнаружены в основном отдельные фрагменты облачения, в том числе фрагменты вышивок, и в единичных случаях целые предметы схимы.

Надо отметить, что материалов по истории женского монашеского облачения очень мало, и любые археологические находки в этой области, которые удается отреставрировать и сохранить уникальны.

В ходе работы группы мы столкнулись с семью монашескими погребениями, относящимися к XVI-XVII векам. Химико-технологический анализ шерстяных тканей, изъятых из этих захоронений, проведенные В.П. Голиковым и О.Б. Лантратовой, показали, что все они были окрашены в черный или темно-коричневый цвета танидными растительными красителями по железной протраве. Такой способ окрашивания шерстяных тканей, в черный или темно-коричневый цвета, с использованием солей железа разной концентрации, характерен для данного периода времени. Связанные с ним окислительные процессы, во многом и объясняют плохую сохранность изъятых из захоронений шерстяных тканей. Так, например, из семи вскрытых монашеских захоронений данного Некрополя, только в одном, захоронении царевны Анны Михайловны Романовой, наиболее полно сохранился комплекс схимнического облачения. Он представлен одиннадцатью предметами. В остальных шести захоронениях сохранились лишь отдельные фрагменты текстиля и вышивки, некоторые из которых не удается объединить и реконструировать в виде цельных предметов, учитывая многочисленные утраты текстильных материалов.

Итак, перечислим все 7 монашеских погребений в хронологическом порядке, по годам захоронений:

1. Захоронение 1569г. - Старицкой Евфросинии Андреевны, (в иночестве, с 1563 года – Евдокии), дочери боярина Хованского Андрея Федоровича. Благодаря записям сохранившегося Дневника вскрытия 1929 года, по описанию данного захоронения известно, что захоронение монашеское. «Найдены костяк плохой сохранности и фрагменты ткани»[1][1]. На момент же вскрытия гробницы в апреле 2003года текстильные материалы практически не обнаружены.

2. Захоронение 1579г. - Иулиании Федоровны, матери Анастасии Романовны, первой жены Ивана Грозного. Из записи Дневника вскрытия 1929 года следует: «По удалении плиты обнаружено погребение в схимническом одеянии. На схиме сохранились нашитые кресты и надписи. Ткань сильно разрушена».[2][2] На момент вскрытия в апреле 2003 года в захоронении сохранились незначительные фрагменты вышивки. Это - отдельные буквы текста.

4. Захоронение 1603г. - Годуновой Ирины Федоровны, (в иночестве с 1598 года- Александры), жены Федора Ивановича, сына Ивана Грозного. Из записи Дневника вскрытия 1929 года следует, что «сохранились лишь небольшие фрагменты схимнической одежды. На черепе сохранилась шапочка с вышитым на ней крестом. Среди фрагментов ткани от схимы, по определению В.К. Клейна шерстяной, найдены кусочки шелковой камчатой ткани, очевидно, остатки савана»[3][3]. На момент вскрытия и изъятия останков в феврале 2001 года в саркофаге обнаружены фрагменты шерстяной ткани с вышитыми крестами и буквами текста, выполненными шелковыми нитями. В ходе реставрационных работ О.В. Орфинской были сделаны прорисовки сохранившихся фрагментов Крестов, а также выполнена их графическая реконструкция. Прорисовки с фрагментов текста и его реконструкция, выполненная художником-реставратором Т.Б.Черкасовой, позволили воспроизвести текст молитвы, который был вышит на одном из предметов схимы: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас». Среди изъятых текстильных материалов данного погребения сохранились также небольшие фрагменты ворота, отделанного узким кружевом и петелька с пуговицей.

5. Захоронение 1608г. - Марии Федоровны Нагой, (в иночестве – Марфы), последней жены Ивана IV Грозного. При вскрытии и изъятии останков в ноябре 2001 года в захоронении были обнаружены плохо сохранившиеся фрагменты шерстяной ткани с вышивками, а также, шелковые фрагменты предметов одежды.

При разборе шерстяных материалов данного захоронения стало понятно, что мы имеем фрагменты куколя, и, возможно, аналава.

Куколь (с лат.) – «капюшон», (с греч.) - «шлем спасения». Это маленькая остроконечная шапочка, на подобие тех, какие одевают на младенцев. Для монашествующих же, куколь – это напоминание о необходимости стяжания младенческого незлобия. (Как куколь покрывает и греет голову младенца, так и благодать Божия помогает молиться и противоборствовать страстям[4][4]).

От куколя Марии Нагой сохранились несколько фрагментов черной шерстяной ткани, с вышитой строкой текста молитвы, которая располагается по переднему краю капюшона, и крестом, находящимся выше, по центру. На, противоположном, переднему, крае сохранились фрагменты заднего шва куколя. Среди других фрагментов, из аналогичной шерстяной ткани, сохранился вышитый Голгофский Крест, выполненный шелковыми нитями тамбурным швом, как и на куколе. По характеру вышивки Креста, по его изображению можно предположить, что это – фрагмент аналава. 

Из данного захоронения мы имеем:

  • шелковую подкладку бортов и воротника мантии с обрывками шелкового шнура по контуру, которым обшивался весь край мантии;
  • фрагменты шелкового плетеного шнура, которым был обшит край мантии;
  • фрагменты шелковой плетеной тесьмы;
  • застежка платья – «разговоры»
  • плетцы,
  • фрагменты савана.

6. Захоронение 1620-1622гг.? - Парасковии Михайловны Петровых-Соловых, второй жены Ивана Ивановича, сына Ивана IV Грозного. Из записей Дневника вскрытий 1929г. следует, что «после вскрытия гробницы обнаружен хорошо сохранившийся скелет, частью прикрытый остатками схимнической одежды. По определению В.К. Клейна, материал схимы – сукно. Кроме того, найдены фрагменты вышивки в виде письмен и ангелов».[5][5] При вскрытии захоронения в феврале 2003г. были обнаружены отдельные фрагменты вышитого текста, крестов, херувимов, выполненные цветными шелковыми нитями.

7. Захоронение 1626г. - Екатерины Петровны Шуйской (в иночестве, с 1610 года - Елены), второй жены Василия Ивановича Шуйского, царствовавшего с 1606-1610 годы. При вскрытии массивного белокаменного саркофага, в мае 2001 года, после снятия крышки, группе археологов и реставраторов предстало облачение великосхимницы, украшенное вышитыми многострочными надписями, изображениями трехглавого храма на аналаве, и изображениями херувимов на аналаве и на куколе. При изъятии текстильных материалов из саркофага также были обнаружены многочисленные отрезки шелковых шнуров одинаковой длины (это - застежки платья «разговоры») и отдельные шерстяные фрагменты мантии, обшитой шелковым шнуром. Шерстяная ткань всех предметов схимы была почти полностью разрушена. Основная сложность реставрации куколя и аналава из захоронения Е. Шуйской заключалась в том, что практически, полностью была утрачена тканевая основа и вышивка, выполненная цветными шелковыми нитями, сильно деформировалась и спуталась. После очистки многочисленные надписи и изображения были последовательно уложены на дублировочном шелке, и укреплены шелковыми нитями

8. Захоронение 1692 г. - Анны Михайловны Романовой (в иночестве с 1692 г. - Анфисы), третьей дочери Михаила Федоровича Романова и Евдокии Лукьяновны Стрешневой. Хочется особо остановиться на материалах из этого погребения. При вскрытии его 9 сентября 2004 года были обнаружены 11 предметов погребального инвентаря из шерсти, кожи, шелка, войлока, дерева, в том числе - предметы монашеской одежды:

  • Аналав (фрагменты)- шерсть
  • Мантия - шерсть
  • Подрясник - шерсть
  • Крест, вышитый на суконной ткани (фрагменты)
  • Головной убор (фрагменты) - шерсть
  • Плетцы (фрагменты) - шерсть
  • Обувь кожаная
  • Наволочка шелковая от подушки
  • Подстилка войлочная (фрагмент)
  • Пояс кожаный с металлической пряжкой (фрагмент)
  • Пуговица деревянная

Неплохая сохранность текстильных материалов из данного захоронения, возможно, объясняется как более поздним временем захоронения, так и тем, что останки находились внутри деревянной колоды, помещенной в белокаменный саркофаг. Размеры этого саркофага значительно превосходят размеры других саркофагов данного некрополя.

Из захоронения Анны Михайловны Романовой в относительно хорошем состоянии сохранности были изъяты: мантия и подрясник.

Мантия - длинная без рукавов накидка с застежкой (шелковая плетеная пуговица) на вороте и большим количеством мелких складок на спине. Мантия – монашеское одеяние и является «знамением ангельских крыл».

Мантия из захоронения Анны Михайловны (фото 1,2) была сшита из шерстяной ткани.

Ширина ткацкого куска 46-48 см. Длина мантии по спине 126 см, длина подола 558 см. На пошив данного изделия потребовалось 11 метров ткани. Мантия Анны Михайловны по всему периметру была обшита плетеным шелковым шнуром, шириной 0,3 см. На спине заложено 46 мелких складок, глубина которых колеблется от 0,7см до 1,2 см. Интересно, что шелковый плетеный шнур, сохранившийся от мантии Марии Нагой, и обрамлявший ее край, тоже имеет ряд мелких складок на спине.

Фото 1 Мантия А.М. Романовой до и после реставрации

2. Подрясник – длинное до пят одеяние с наглухо застегивающимся воротом–стойкой. Застежка до середины груди имеет три пуговицы. Имеет длинные, как правило, узкие рукава с запястьями на концах. Особенностью женской монашеской одежды является отсутствие разреза на подряснике.[1][1]

Подрясник из захоронения Анны Михайловны Романовой (фото 3,4) не имеет воротника и застегивается на плетеную пуговицу спереди. Имеет длинные узкие рукава без манжет. Для шитья данного подрясника так же была использована шерстяная ткань черного цвета аналогичная ткани мантии. Длина его 118 см.


Фото 2. Подрясник А.М. Романовой до реставрации

Подрясник состоит из следующих деталей:

  • центральное полотно, согнутое пополам по линии плеч, шириной 46-48 см и длиной 236 см.
  • боковины – шириной 48 см, высотой 96 см.
  • рукава длиной 72 см и шириной 44 см в самой широкой части, и 18 см в запястье.
  • Ворот платья имеет центральный разрез глубиной 26 см. Подкладка подрясника полностью утрачена.

Фото 3. Подрясник А.М. Романовой после реставрации.

3. Головной убор (фото 5,6).

Если, в процессе реставрационных работ по мантии и подряснику, не возникло особых вопросов по их реконструкции, то, найденные в этом погребении, в районе головы, небольшие фрагменты вышивки, принадлежащие, очевидно, головному убору, вызвали ряд вопросов, связанных с тем, как именно мог выглядеть этот головной убор. Фрагменты шерстяной ткани оказались практически полностью разрушены. Они сохранились, преимущественно, в местах вышивок. Это - контуры четырех крестов, выполненных шелковыми нитями тамбурным швом. Один крест, большего размера, расположен в центре крестообразной детали, принадлежащей верхней части головного убора. Три других (одинаковых), меньшего размера, вышиты на полосе аналогичной шерстяной ткани, которая, как видно по уцелевшим фрагментам, была пришита к верхней детали. Кресты, расположены спереди, по центру, в области лба. Расстояние между крестами - 7 см.

Не вызывает сомнений деталь крестообразной формы, принадлежащая верней части головного убора. Она состоит из трех сшитых прямоугольных отрезков, длина которых: 18,5см, 5,5см, 5,5см; ширина каждого – 7,5см.

Предположительно, они могли быть выкроены из одной полосы ткани и сшиты следующим образом: к продольным сторонам длинного отрезка, на равном расстоянии от его верхнего и нижнего краев, перпендикулярно нитям основы, были пришиты два других отрезка.

Размеры крестообразной детали следующие (см.схема 1):

Высота детали 18-19 см;

Ширина детали 18,5 см;

Деталь имеет 4 одинаковых внутренних угла

Расстояния от вершины внутреннего угла до вершин внешних углов - по 5,5 см.

В промежутках между углами детали ткань не сохранилась. Также по контуру углов не обнаружено проколов ткани, характерных при сшивании деталей встык, что могло бы указать на то, что в этих местах были вшиты клинья. Однако, по периметру крестообразной детали, на расстоянии 0,3 см от ее краев, сохранились стежки, которые позволяют предположить, что деталь была нашита на другую деталь круглой формы, радиус которой равен расстоянию от центральной точки крестообразной детали до каждого из ее внешних углов (R=10см). Край круглой детали, на отрезках, перекрытых крестообразной деталью, был срезан по контуру торцевых краев последней.

Таким образом, головной убор из захоронения Анны Михайловны Романовой, предположительно, был сшит следующим образом: к верхней, двухслойной детали, состоящей из двух, нашитых одна на другую (крестообразной и круглой) деталей, по окружности была пришита прямоугольная полоса. Ширина полосы - 6,5см. Полоса имела подкладку из аналогичной шерстяной ткани (сохранился маленький фрагмент). С изнаночной стороны подкладка перекрывает припуски на швы верхней детали. Нижний край полосы прошит нитью по всей длине. Нить не прерывается даже в местах, где ткань утрачена и замыкается в окружность, что дает нам длину окружности данного изделия 56-59 см;

 

 

При сшивании полосы с верхней двухслойной деталью, ткань в промежутках между углами крестообразной детали, присобиралась по линии шва. Что следует, из сохранившегося фрагмента, где отрезок сшивной нити, расположенный между двумя ближними внешними углами, имеет длину - 6,5 см, в то время, как, расстояние между этими углами должно соответствовать -7,8см.

4. Аналав (греч. - «воспринимать») – прямоугольный плат, надеваемый на плечи монахов схимников, обязательно имеет изображение Голгофского Креста и тексты, вышитые шелком тамбурным швом. В книге «Новая скрижаль» аналав описывается так: ”Аналав – четвероугольная вещь со шнурами, пришитыми по углам, охватывающая плечи монаха”.

 

В погребении Анны Михайловны Романовой обнаружены три фрагмента из шерстянной ткани с вышивкой (фото 7), похожей на вышивку аналава в монашеском погребении Екатерины Шуйской. Ширина каждого из фрагментов 20 см. Каждый из них имеет подгибку по бокам и кромки поперек с одного края.

Размеры фрагментов:

  • 1-ый (нижний) – ширина 20 см, высота 25 см;
  • 2-ой (средний) – ширина 20 см, высота 23,5 см;
  • 3-ий (верхний) – ширина 20 см, высота 26,5 см (этот фрагмент расширяется к верху до 22 см).

1-ый и 2-ой фрагменты сшиты между собой кромками встык.

2-ой и 3-ий – являются частями одного фрагмента, т.к. имеют дополняющие друг друга элементы вышивки, (контур от нижней перекладины Голгофского Креста). Контуры креста вышиты тамбурным швом, середина – гладью. Так же 2-ой и 3-ий фрагменты имеют кромки, один снизу, другой сверху, что позволяет определить ширину ткацкого куска- 49 см.

2-ой и 3-ий фрагменты имеют текст, вышитый тамбурным швом.

Высота букв: 2-ого фрагмента – 2,5 см;

3-его фрагмента– 2,8 см.

Отдельно сохранилась вышитая поперечная полоса, аналогичная полосе вышитой на 1-ом фрагменте.

Все вышитые изображения и тексты прорисованы и частично реконструированы.

5. В погребении Анны Михайловны Романовой был обнаружен фрагмент с вышитым Крестом (фото 8). В отличие от других вышивок из данного захоронения, эта вышивка выполнена на сукне темного цвета. Техника вышивки данного креста отличается от той, что на аналаве.

Фото 7. Крест на сукне (до и после реставрации)

Сам Крест, фрагмент рамки, фрагмент с буквами были изъяты отдельно друг от друга. По ряду характеристик данные три фрагмента вышивки были отнесены к одному предмету. Благодаря фотографии, сделанной во время вскрытия и изъятия материалов из саркофага, стало возможным предположить, как они располагались относительно друг друга, определить вид и приблизительные размеры детали этого облачения. Это небольшой квадратный плат с изображением Голгофского Креста, обрамленного квадратной рамкой 15 х 15 см.

Размеры креста: высота 13 см;

ширина 11 см.

6. Сохранились фрагменты черного шерстяного плетеного шнура («плетцы»), примечательно, что в захоронении Марии Нагой аналогичные «плетцы», были выполнены из шелкового плетеного шнура.

«Плетцы» представляют собой тонкий шнур, сплетенный из четырех узких полос кожи или нитей, окрашенных в черный цвет. Плетеные кресты на «плетцах» являлись эквивалентами более поздних параманов.

Плетцы из захоронения Анны Михайловны (фото 9), представляли собой многочисленные фрагменты шерстяного шнура, длиной от 1 см, сильно загрязненные, имеющие потертости и разрывы нитей. Из-за хрупкости шерстяных волокон, и невозможности соединения фрагментов между собой, отрезки шнура были уложены на дублировочной ткани по подобию встречавшихся ранее аналогичных предметов. После чего фрагменты были укреплены по контуру между двумя слоями тонкой шелковой ткани.

Весь изъятый археологический текстиль из захоронений русских цариц и княгинь женского Вознесенского монастыря, в том числе из монашеских захоронений, был реставрирован и реставрируется по разработанной, в течение долго времени, методике, предложенной Синицыной Н.П.

Эта методика включает в себя:

  • микробиологическую обработку 3% раствором Preventol R 80;
  • механическую обработку от загрязнений и тлена, осуществляемую сухой мягкой кистью, учитывая степень хрупкости тканей;
  • промывку с пластификацией 5-10% водным раствором Полиэтиленгликоля (ПЭГ);
  • консервацию и укрепление археологического текстиля на… или между слоями напыленного тонированного тонкого шелка;
  • изготовление из бескислотного картона специальной упаковки для дальнейшего хранения и экспонирования.

Выбор методов реставрации и способов очистки экспонатов осуществляется, опираясь на результаты специальных технологических исследований.

В результате работы группы удалось сохранить и отреставрировать ряд уникальнейших комплексов погребальных одежд, в том числе женского монашеского облачения XVI-XVII вв. Многие из них не имеют аналогов. В частности, большой интерес для дальнейшего изучения представляют вышивки изображений христианских символов, прочтение вышитых текстов молитв. В дальнейшем эти предметы монашеского облачения могут также послужить образцами для сравнительного анализа тканей, деталей кроя одежды и дать ценнейшую информацию в области изучения предметов схимы.

 

 

Россиягород Москва,улица Бутлерова, 17Б, офис 232В
+7 (499) 682-95-27 +7 (903) 201-17-20 +7 (926) 528-06-28
http://www.art-fenomen.ru
Template Joomla 1.5