Опыт исследования, реставрации и реконструкции предметов археологического текстиля из некрополя Вознесенского монастыря

Синицына Н.П.

В подклете Архангельского собора (Судной палате) Московского Кремля ныне находятся останки великих княгинь и цариц, которые были захоронены на территории Вознесенского монастыря. Вдова Дмитрия Донского великая княгиня Евдокия Дмитриевна (в монашестве Ефросиния), была первой захоронена в 1407 г. на территории Вознесенского собора монастыря, который до 1731 г служил усыпальницей русских цариц и великих княгинь. В 1929г. Вознесенский монастырь, находившийся рядом со Спасской башней Московского Кремля, был разрушен, и саркофаги с останками были перенесены в подклет Архангельского собора.

В 1984 г. в результате частичного вскрытия и исследования погребений подвальной палаты Архангельского собора были выявлены уникальные произведения средневекового шитья. Это было повторное вскрытие саркофагов, впервые частично исследованных в 1929 г., во время их переноса в подвальную палату Архангельского собора; в документах того времени было зафиксировано наличие в них останков погребальных одежд. В 1999 г. дирекцией Государственных музеев Московского Кремля было принято решение привести в порядок подвальное помещение Архангельского собора и саркофаги, для чего была создана реставрационно-исследовательская группа «Исторический Некрополь» в задачу которой, кроме реставрационных работ, входило проведение научных исследований по каждому погребальному комплексу. В группе работают специалисты, приглашенные из других организаций Москвы, например, в проекте заняты антропологи и медики- криминалисты (М.М.Герасимова, С.А Никитин., Д.В Пежемский.).

Активные работы начались в феврале 2001 г. За первый год были исследованы и обработаны материалы шести захоронений и отреставрирован ряд предметов. В 2002 г., учитывая сильное ухудшение микроклимата в Судной палате, резкое повышение влажности, было принято решение как можно быстрее провести работы по вскрытию саркофагов и обработке материалов. За 8 лет были вскрыты 57 саркофагов, обработаны 30 погребальных комплексов, результаты работы были представлены в отчетах. Исследования проводились по трем направлениям:

1. Антропологическое исследование костных останков.

2. Микробиологическое исследование текстильного материала.

3. Комплексное экспериментальное исследование погребального инвентаря.

На основании полученных данных вырабатывалась стратегия и методика очистки и консервации того или иного текстильного предмета из погребального комплекса. Комплексное экспериментальное исследование погребального инвентаря проводилось под руководством В.П.Голикова, заведующего Центром исследований исторических и традиционных технологий Института культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева.–

При исследовании погребального инвентаря ставились следующие задачи:

  1. Анализ набора материалов в различных видах погребального инвентаря.

  2. Изучение технологических приемов изготовления разных видов изделий, составляющих погребальный инвентарь в соответствующих захоронениях.

  3. Оценка процессов разрушения в различных видах материалов из погребального инвентаря.

  4. Определение типов загрязнений и отложений на поверхности и в объеме материалов из погребального инвентаря.

  5. Предварительное сравнение процессов трансформации погребального инвентаря в саркофагах на открытом воздухе и в почвенных условиях.

РЕСТАВРАЦИЯ ТЕКСТИЛЯ

Большинство методов, применяемых в настоящее время в реставрации тканей, не отвечают специфике археологического текстиля, так что приходилось адаптировать существующие методы к конкретным задачам, а во многих случаях и разрабатывать новые.

При выработке методик реставрации текстильных предметов из саркофагов Вознесенского монастыря мы руководствовались следующими принципами:

  1. Методы, применяемые в реставрации археологического текстиля, должны быть максимально обратимыми, т.е. при необходимости мы должны иметь возможность отделить дублировочные материалы от оригинала. Методов, обратимых на 100% не существует.

  2. При всех проводимых реставрационных мероприятиях (в основном это касается очистки) необходимо сохранять физических свойств текстиля (структуры, пластичности и т.д.), если они присутствуют, или их восстанавливать , если они утрачены

  3. Применение химических веществ, таких как перхлорэтилен, недопустимо.

  4. После реставрации предметы археологического текстиля должны быть доступны для исследования как с лица, так и с изнанки.

Процесс реставрации археологического текстиля включает в себя:

  1. Описание сохранности и состояния предметов после проведения первичной обработки.

  2. Выработка методики заключительного этапа очистки с учетом данных, полученных в результате комплексного исследования.

  3. Выработка методики дублирования.

  4. Выработка методики реконструкции.

При изъятии текстильных материалов из саркофагов Вознесенского монастыря мы сознательно решили отказаться от существующей методики, разработанной А.К. Елкиной (Полевая консервация археологических находок (текстиль, металл, стекло). М., 1987. С.. 12–15), основанной на использовании органического растворителя перхлорэтилена и глицерина, которым предлагается щедро обрабатывать текстиль в захоронении, будь то шерсть или шелк. Эти вещества наносят непоправимый вред тканям, как на стадии первичной обработки, так и при реставрации. Текстиль, обработанный таким способом, не поддается пластификации, он остается очень хрупким (особенно это касается шерсти и шелка), а в дальнейшем просто рассыпается, если его не пропитать клеем А-45К, после же пропитки текстиль теряет свои свойства навсегда. Кроме того, применение органических растворителей не может не повлиять на данные химико-технологических исследований. Нам удалось без потерь изъять и отреставрировать весь текстиль из саркофагов без использования каких-либо органических растворителей.

Очень трудно объяснить, почему при одних и тех же условиях, в одних саркофагах текстиль сохранился достаточно хорошо, а в других нет. На сохранность влияло много факторов, одним из них могло быть выделение некоторыми белокаменными саркофагами веществ, повышающих содержание кислоты и, как следствие, ускоряющих процесс разрушения текстиля. Для археологического текстиля всегда характерна повышенная кислотность, которая вызывает окисление тканей и как результат – большую или меньшую степень обесцвечивания. Высокая влажность и сравнительно высокие температуры, которые в течение длительного времени воздействовали на погребения Вознесенского монастыря, не только разрушали текстильные волокна, но и резко ускоряли процессы биодеструкции текстиля.

При вскрытии саркофагов возникала вероятность быстрого и серьезного ухудшения состояния текстиля, вызванная не только проникновением кислорода и света, но в основном изменением влажности. Текстиль, который стал в саркофагах необыкновенно хрупким, мог быть полностью разрушен как внезапным обезвоживанием, так и резким увлажнением.

Таким образом, при вскрытии саркофагов, в которых сохранялся текстиль, необходимо было провести следующие операции:

  1. как можно аккуратнее, с наименьшими повреждениями изъять весь материал из саркофага,

  2. зафиксировать все особенности местоположения каждого фрагмента текстиля (описать процесс изъятия каждого текстильного фрагмента или изделия).

  3. провести изъятие быстро, чтобы археологический материал как можно меньше контактировал с воздухом (кислородом) и чтобы избежать значительного изменения влажности изымаемого текстиля,

  4. тщательно запаковать изъятый материал и перенести его в лабораторию

  5. проводить фотофиксацию каждого этапа работы. Фотографии, сделанные в процессе работы, имеют большое значение, особенно в том случае, если при вскрытии нет возможности предотвратить распад тканей и неизбежные потери

  6. снимать все действия на видеокамеру.

Надо сказать, что при изъятии археологического материала из первых саркофагов мы допустили некоторые ошибки, которые объяснялись отсутствием опыта. Одна из них состояла в том, что мы разбирали археологический материал прямо на месте. Хотя мы старательно отмечали в протоколе вскрытия местоположение каждого фрагмента и надписывали их, впоследствии было очень сложно разбираться в большом количестве мелких частиц волокна, нити и красители которых были значительно деструктированы. В результате возникали проблемы соотнесения мелких фрагментов с одной или нескольким видам тканей и принадлежности этих тканей тому или иному виду изделия.

В дальнейшем мы решили изменить методику изъятия археологического материала и производить его разбор на месте только в том случае, если при вскрытии в саркофаге было небольшое количество фрагментов текстиля. (например, в захоронениях Софьи Палеолог, Ирины Годуновой, Екатерины Шуйской и др.)

Если же археологического материала в саркофаге было много (в захоронениях Марфы Михайловны Романовой, Наталии Кирилловны Нарышкиной, Анны Михайловны и Татьяны Михайловны Романовых и др.), мы проводили изъятие всего комплекса целиком, запаковывали его, перевозили в лабораторию и производили разбор материала в нормальных условиях.

Тактику изъятия материала приходилось менять и в зависимости от местонахождения саркофага. Если к саркофагу нельзя было подойти, приходилось сооружать настил, ложиться на него и, зависая над саркофагом, производить изъятие..

Материал изымался из саркофагов примерно так:

  1. Первым делом было необходимо сделать уменьшить вес изымаемого комплекса. Для этого надо было освободить его от земли, которая удалялась с помощью мягкой кисти, от деревянных фрагментов гроба (если захоронение было произведено в гробу) и от наиболее тяжелых фрагментов скелета, если они были видны через прорывы и большие утраты текстиля, последнее делалось только с разрешения антрополога, после четкой фиксации местоположения этих фрагментов. (илл.1)

  2. после этого под изымаемый комплекс, со стороны головы и ног погребенного, аккуратно подсовывались две полосы достаточно гибкого материала, размером 1,5м.х 0,5м. каждая (это могли быть тонкие листы алюминия или полосы тонкой фанеры) . Делать это надо было очень осторожно, чтобы не повредить нижний слой текстиля.

  3. После того, как две полосы смыкались на дне саркофага, мы брали три аналогичных полосы и пропускали их по стенкам саркофага под полосой, на которой уже находился изымаемый комплекс. Оставалось только аккуратно поднять всю конструкцию и перенести ее на стол.

  4. Весь изъятый материал, завернутый в плотные листы бумаги, помещался в специально подготовленную для этого коробку, которая также запаковывалась в полиэтиленовый пакет и транспортировалась в лабораторию.

Первичную обработку археологического текстиля и кожи желательно проводить сразу же после поступления материалов в лабораторию.

Чем скорее будет проведена первичная обработка текстиля, тем больше вероятность сохранить его свойства. Кожа не столь требовательна к срокам, она может выдержать какое-то время без особого вреда для нее, особенно если держать ее в холодильнике.

Первичная обработка включает в себя:

  1. Проведение дезинфекции (в нашем случае это было, к сожалению, невозможно) и отбор проб для микробиологического исследования.

  2. Тщательную очистку всей поверхности обрабатываемого комплекса,

  3. Разбор материала, позволяющий выделить из общей массы текстильных фрагментов отдельные изделия или фрагменты изделий, идентификация которых на данном этапе проводилась с использованием только визуального метода.

  4. Первичную очистку. Каждый фрагмент очищался мягкой кистью и получал название с точным указанием места его обнаружения

  5. Подробное описание всех текстильных фрагментов комплекса.

  6. Отбор проб для проведения комплексного исследования.

Часто при разборе текстильного материала случались находки, не относящиеся к тканям, например при разборе фрагментов аналава Екатерины Шуйской была найдена сургучная печать довольно хорошей сохранности, с изображением и надписью. Аналогичные печати или их остатки были обнаружены в текстильном материале из захоронений Марии Долгорукой и Марфы Романовой.

После того, как разбор материала был закончен, встал вопрос выбора метода очистки текстильных фрагментов с учетом факторов, характерных для археологического текстиля:

  1. Очень хрупкий текстиль может быть разрушен внезапным обезвоживанием (текстильные волокна просто распадутся) или столь же резким увлажнением (произойдет набухание волокон и их разрыв).

  2. Археологический текстиль всегда покрыт продуктами органического распада, которые, во-первых, склеивают его и часто не дают возможности определить вид изделия, а во-вторых, при изменении влажности часть из них может раствориться и создать устойчивое к очистке соединение или же привести к трансформации волокон и разрушению их.

  3. Если же во фрагментах археологического текстиля присутствуют золотные нити (в вышивке или тесьме), то от того, насколько быстро будет произведена очистка, будет зависеть возможность их сохранить. Даже если на первый взгляд сохранность золотных нитей кажется хорошей, практика показывает, что патина, грязь и высылы на поверхности золотных нитей способны мгновенно уничтожить тонкий слой металла на них даже при незначительном изменении влажности, освещенности. Нельзя также забывать о возможности быстрого окисления под воздействием кислорода.

Многие текстильные изделия из захоронений Вознесенского монастыря содержали золотные нити. Это 10 волосников, ХХ погребальных повязок, платье Марии Старицкой, платье Марии Иоанновны,тесьма отделки рубашки Федора Бельского (сын Ивана Бельского и М.Шуйской), тесьма отделки рубашки из безымянного захоронения №45 и т. д. .Очистка золотных нитей, часто встречающихся в археологических текстильных предметах, всегда представляет собой сложную проблему. В каждом случае необходимо вырабатывать индивидуальную программу очистки, но всегда важно как можно быстрее освободить золотные нити от остатков тлена мягкой кистью или тонкой иглой. В последнем случае необходимо проводить работы под микроскопом, чтобы не повредить тонкие полоски металла(ширина металлических полосок пряденых золотных нитей составляет 0,35 – 0,55мм,а толщина – 0,04–0,06мм.).

Очень интересен опыт работы по первичной очистке двух волосников, принадлежавших некогда женам Ивана Грозного – Марии Темрюковне и Марфе Собакиной (1669 и 1671 гг.). В 1984 г. волосник Марии Темрюковны был изъят из захоронения. По существовавшей тогда методике он был пропитан глицерином и завернут в плотную бумагу. Таким образом, были созданы самые благоприятные условия для развития микроорганизмов, которые под воздействием глицерина и тепла стали разрушать остатки тлена и все, что было под ним. Когда мы через четыре недели открыли этот пакет. вокруг распространилось зловоние., а нити волосника, как на ажурном плетении, так и на вышивке очелья ,утратили все золотое покрытие – оно осталось на поверхности бумаги, пропитанной глицерином. Удалось сохранить только золотое покрытие нитей затылочной части.

 

Второй волосник, из захоронения Марфы Собакиной, был очищен и промыт сразу же после изъятия из саркофага (1984 г.). В результате золотные нити его плетеной части и очелья прекрасно сохранились

Методику очистки и консервации золотных нитей необходимо корректировать, учитывая индивидуальные особенности каждого объекта реставрации. В зависимости от того, какой состав имеет золотная нить, можно выбрать наиболее подходящий состав для ее укрепления:

1. если нить однородная по состав – полностью серебряная или золотая (так называемая «волоченка»), она нуждается только в осторожной очистке (пример – вышивка очелья волосника Агафьи Семеновны Грушецкой)

 

2. пряденые же золотные нити, в которых текстильная нить основы обвита тончайшими (0,03–0,05мм.) металлическими полосками, требуют более внимательного подхода. В случаях большого содержания серебра в золотных нитях, (например, волосник Марии Ильиничны был выполнен из таких нитей и мы долго искали способ, который позволил бы остановить процесс разрушения серебряных нитей) очень эффективным оказалось применение 3% фторлона – мягкой кистью нити осторожно покрываются этим раствором и процесс возникновения патины существенно замедляется; в целях дополнительной защиты от внешних контактов золотное плетение волосника Марии Ильиничны было перекрыто прозрачным шелковым газом. Очень хороший эффект после окончательной очистки дает обработка золотных нитей, содержащих большой процент золота (а такие чаще всего встречаются в царских погребениях) 1% раствором фторлона.

Очистка археологического текстиля – самый сложный и непредсказуемый процесс в реставрации.

Очистка может быть только механической, без применения воды, и смешанной, при которой текстильный предмет погружается в раствор и очищается с помощью мягкой кисти. В некоторых случаях, когда позволяет сохранность текстильного фрагмента, возможно применение вакуумного стола.

К очистке каждого фрагмента текстиля надо подходить сугубо индивидуально. Какой способ первичной очистки выбрать – решает обычно коллегиальный совет реставраторов, участвующих в работе.

При этом учитывается множество факторов:

1. степень деструкции волокон ткани, а так как к этому моменту данных исследований о разрушении отдельных волокон и нитей, проведенных на микрообразцах обычно еще нет, приходится делать ее только на основе визуальных наблюдений,

2. особенности объекта при выборе метода устранения деформации.. Например, если состояние сохранности фрагмента ткани или текстильного предмета позволяет произвести водную очистку, то при промывке, под тяжестью намокших волокон, ткань может расправиться, если это невозможно, то можно применить метод отдаленного увлажнения. Хрупкие и ломкие фрагменты оставляются в камере, где создается высокая относительная влажность, на несколько часов. Как только ткань начнет расслабляться, можно начать процесс устранения деформации.

3. способ пластификации для устранить излишней хрупкости текстиля. Мы применяли в качестве пластифицирующего вещества полиэтиленгликоль (ПЭГ) 400, а не глицерин. Мы добавляли ПЭГ–400 в промывающий раствор, а в том случае, когда водная очистка была невозможна, фрагменты текстиля раскладывались на фильтровальной бумаге и на их поверхность с помощью мягкой кисти наносили 3-х 5-ти, а иногда и10% раствор ПЭГ–400 в воде.

Перед водной очисткой археологического текстиля рекомендуется установить его рН, если его значение ниже рН4, то, может быть, безопасней не мыть его вообще.

В случае необходимости промывания фрагментов текстиля методом погружения в 1% или 3% раствор полиэтиленгликоля в воде (это бывает в тех случаях, когда механическая очистка невозможна из-за хрупкости и плохой сохранности текстиля, а грязь, пропитывающая текстиль, разрушает его волокна), промываемый фрагмент помещается на тонкий шелковый газ, натянутый на рамку. Рамка погружается в раствор, текстиль очищается, после чего рамка с фрагментом текстиля вынимается вместе с ней, таким образом, вся тяжесть намокших волокон приходится на шелковый газ. Таким способом удается очистить самые разрушенные фрагменты текстиля, причиняя им минимальный вред.

Высушивание промытых фрагментов текстиля производилось на ровной поверхности между несколькими слоями фильтровальной бумаги.

Огромную сложность представляет собой первичная очистка объемных археологических предметов, таких, как платья, рубашки, чулки, монашеские мантии и др. Это работа требует от реставратора большого умения и терпения, так как необходимо разделить спрессованные между собой детали, не нанося вреда текстильным волокнам и сохранить все места соединений (швы). Для этого можно использовать метод частичного отдаленного увлажнения, а затем применить метод очистки с помощью шпателя и иглы, который дает возможность миллиметр за миллиметром разделять слипшиеся детали и фрагменты. Как уже говорилось, после первичной обработки, которая включает в себя обязательную очистку, археологический текстиль может при необходимости какое-то время дожидаться второго этапа реставрации, конечно, хорошо, если между этими этапами нет большого временного разрыва. К сожалению, это иногда невозможно, но как показала практика, после правильно проведенной очистки, при соблюдении определенных условий хранения, археологический текстиль хорошо переносит даже длительное хранение. Например, платье Марии Иоанновны из малиновой шелковой объяри, содержащей большое количество золотных нитей, отделанное золото-серебряным кружевом, после проведения первичной обработки хранилось больше двадцати лет, пока не пришло время заключительного этапа реставрации. Это очень интересный опыт, который подтверждает, что хорошо очищенные ткани могут выдержать длительное хранение. При реставрации этого платья в процессе очистки и пластификации удалось устранить деформацию ткани и после этого сделать обмеры сохранившихся деталей, что позволило построить выкройку этого платья. Таким образом, процесс дублирования сочетался с процессом реконструкции.

 

Так как ткань платья плохо сохранилась только по краям утрат, было решено не дублировать платье целиком и оставить большие фрагменты хорошо сохранившейся объяри свободными от дублировочной ткани. Плотный шелковый газ, тонированный и напыленный клеем А-45К, был подведен только в местах утрат и перекрыт прозрачным шелковым газом тоже только по краю утраты. Наиболее разрушенные места (спина и рукава) были сдублированы целиком (ил.6). Применена такая же методика дублирования, как и для плоских предметов, но с одним исключением: так как дублировочный шелк в этом случае часто не захватывает всю площадь реставрируемого предмета, а проходит только по краю периметра утрат, то узкую полосу археологического текстиля по краю периметра утрат приходится подвергать термообработке.

По этому же принципу было сдублировано и платье Марии Долгорукой. Это шелковое платье с длинными, собранными в многочисленные складки рукавами из погребального комплекса Марии Долгорукой (подобный крой не имеет аналогов и известен только по данным письменных источников и по изображениям). При реставрации этого платья самым сложным была выработка методики очистки, при которой возможно было сохранение естественной гофрировки рукавов. Была выбрана методика смешанной очистки, при которой применение водных растворов было сведено к минимуму, а вся ткань двух с половиной метровых рукавов была очищена следующим способом: загрязнения аккуратно удалялись из переплетений текстильных волокон с помощью тонкой иглы под микроскопом (работа должна проводиться под микроскопом или под сильной лупой, чтобы не повредить волокна). Эта работа длилась пять месяцев, но результат превзошел все ожидания – ткань приобрела пластичность и блеск.

Кроме того, проанализировав результаты этой работы, мы пришли к выводу, что очень часто на археологическом текстиле (особенно на шелке) присутствуют гуминовые загрязнения, которые не поддаются первичной механической очистке, а после применения водной очистки растворяются и окрашивают ткань, которая в результате приобретает характерные для археологического текстиля темные разводы.

 

Новая методика очистки оказалась настолько эффективной, что мы стали постоянно применять ее в нашей работе.

 

Семнадцатого мая 2001 г. было произведено вскрытие саркофага и изъятие останков и погребальных одежд Екатерины Петровны Шуйской – второй жены царя Василия Ивановича. От монашеского облачения, сшитого из шерстяных тканей, сохранилось множество мелких фрагментов, наиболее хорошую сохранность имели фрагменты с вышивкой шелковыми нитями. Структурно-технологический анализ текстильных фрагментов позволил выявить наличие следующих текстильных изделий: плата на лицо, схимы (аналав и куколь), рясы, пояса, мантии.

 

 

Размеры аналава 25,0х62,0см, куколя: 51,0х62,0 см. Нагрудная часть схимы представляет собой прямоугольник из фрагментарно сохранившейся шерстяной ткани полотняного переплетения черного цвета с шитьем. По краю куколя вышит текст молитвы. Все изображения вышиты шелком. В ходе реставрационных работ была произведена очистка фрагментов шитья, после чего они были уложены на тонированный газ и прикреплены газовой нитью с помощью иглы.

Объемная реконструкция очень сложна в исполнении, методом объемной реконструкции были восстановлены предметы из захоронения Анны Михайловны Романовой – подрясник и мантия, платья из захоронений Марии Долгорукой и Марии Иоанновны, детские рубашки из захоронений Федора Бельского и безымянного захоронения №45 и др. Для каждого из этих предметов вырабатывалась своя методика реконструкции.

 

 

Работа по реставрации текстиля из захоронения Анны Михайловны Романовой дала нам возможность выработать методику сохранения и реконструкции археологических предметов из шерстяных тканей.

 

Надо сказать, что материалов по истории женского монашеского облачения очень мало, поэтому любые археологические находки, которые удается отреставрировать, дают возможность прикоснуться к настоящим, подлинным предметам схимнического облачения XVXVII вв., возможность изучать их.

Основным способом укрепления археологических тканей мы выбрали методику дублирования на шелковую ткань с помощью клея А–45К.

Использование мучного клея мы отвергли сразу, так как многолетняя практика использования мучного клея показала, что шелковая проклеенная ткань со временем теряет эластичность, а если при дублировании было допущено сильное пропитывание реставрируемой ткани клеем, то со временем клей начинает разрушать волокна текстиля, кроме того мучной клей –благоприятная среда для образования плесени и грибка.

В качестве дублировочных материалов мы используем натуральные шелка разной степени плотности – китайский шелковый газ «Чо» и совершенно прозрачный лионский шелковый газ. Если возникает необходимость, мы используем другие виды натуральных шелков.

Некоторые моменты методики дублирования, которую мы применяем при реставрации археологического текстиля, были известны давно, но мы усовершенствовали и внесли много нового в использование этой методики.

Одной из главных особенностей нашей методики стал способ подготовки дублировочного материала. Натуральный дублировочный шелк мы покрываем клеем, который держится на нем в виде супермелких вкраплений.

Напыление клея происходит следующим образом: шелковая ткань, предварительно окрашенная в нужный цвет, разглаживается, натягивается на деревянную раму и обрабатывается клеем А–45К, разведенным до нужной концентрации ацетоном (процент концентрации зависит от того, насколько плотный газ предстоит напылять). Клей наносится с помощью компрессора высокого давления, который дает возможность разбить наносимый клей до мелкодисперстного состояния и с большой силой донести эти частички до ткани, на которой они осаждаются (ацетон впоследствии испаряется). В результате мы получаем не сплошную пленку на поверхности дублировочного шелка, а мелкодисперстную сетку клея.

Преимущества этого метода нанесения клея:

дублировочная ткань сохраняет пластичность,

частички клея делают поверхность дублировочной ткани немного шершавой (а не скользкой, как при нанесении клея в виде пленки), что способствует лучшему сцеплению поверхностей.

Дублирование археологического текстиля происходило следующим образом: плотный шелк (с напылением клеяА45–К) растягивался на дублировочном столе напылением вверх. После этого фрагменты археологического текстиля раскладывались на этом шелке, с соблюдением направления нитей. Если текстиль имел рисунок (например, итальянская камка), то предварительно делалась прорисовка орнамента в натуральную величину, которая подводилась под плотный шелк (достаточно прозрачный) и реставратор имел возможность раскладывать фрагменты текстиля так, чтобы орнамент на них совпадал с орнаментом прорисовки. В некоторых случаях, когда фрагментов было много, нам удавалось получать довольно большого размера ткань, собранную по принципу пазлов (саваны из захоронений Елены Глинской, Агафьи Семеновны Грушецкой, Анны Алексеевны Романовой и многие другие).

После того, как все фрагменты размещены на дублировочном шелке, сверху аккуратно накладывался прозрачный шелковый газ клеевой стороной вниз. В местах утрат два напыленных слоя обрабатывались с помощью термонагревательного шпателя (температура – 60–70). Фрагменты археологического текстиля термообработке не подвергались, они оказывались зажатыми между двумя слоями шелка, после чего два слоя дублировочного шелка прошивались тонкой газовой нитью по периметру всех утрат.

В тех случаях, когда состояние сохранности текстиля позволяет, мы делаем в дублировочном шелке «окно» на лицевой стороне отреставрированного текстиля и такое же с изнанки, для того чтобы был доступ к живой ткани.

Результаты изучения технологических приемов изготовления разных видов изделий, найденных в захоронениях очень помогало при выборе методики реконструкции, которая возможна только если удается определить конструкцию изделия.

Реконструкция может быть плоскостной и объемной.

Примером плоскостной реконструкции может служить реконструкция стана и рукавов платья Евдокии Старицкой, от которого остались очень мелкие разрозненные фрагменты с остатками различных швов, по которым удалось восстановить конструкцию платья, после чего была сделана реконструкция этого платья на планшете. Рукава этого платья были декорированы богатым золотым шитьем. После первичной разборки материала стало ясно, что вышивка двумя полосами пышного растительного орнамента располагалась на очень длинных рукавах – около 160 см. Рукава имели манжеты, также расшитые золотными нитями. Судя по расположению фрагментов рукавов в захоронении, а также по многочисленным заломам на золотном шитье, рукава были собраны на руках аналогично рукавам платья Марии Долгорукой.

Было принято решение по возможности сохранить золотное шитье, для этого фрагменты шитья были очищены, пластифицированы, соединены между собой и укреплены на шелковый газ в расправленном виде на планшетах.

РЕСТАВРАЦИЯ КОЖИ

 

Все органические материал, включая кожу, существуют и разрушаются в окружающей среде в результате процесса окисления.

Основная проблема консервации экспонатов из кожи состоит в том, чтобы устранить или свести к минимуму причины разрушения кожи. Это очень сложная задача, так как свойства кожи зависят как от ее природы, так и от способов выделки. Немалую роль имеет и качество дубителей. Одной из причин разрушения кожи является потеря ею воды и жировых веществ.

Старые кожи становятся ломкими и жесткими, теряют блеск, на лицевом слое появляются трещины, которые постепенно разрушают верхний слой и способствуют его осыпанию. Красители выгорают и темнеют, а археологическая кожа в основной своей массе имеет темно-коричневый цвет.

Много лет занимаясь реставрацией экспонатов из кожи, как археологического происхождения, так и из фондов, я поняла, что часто реставрация хрупких и сильно пересушенных музейных экспонатов из кожи не менее сложна, чем реставрация кожаных предметов из археологических раскопок. И в том и в другом случае самая главная задача реставраторов попытаться вернуть коже пластичность. Применение полиэтиленгликолей позволяет провести этот процесс с максимальной эффективностью.

Реставрационная работа с археологической кожей требует профессиональных навыков работы и объединенных усилий реставраторов, химиков-исследователей и историков. Кожа не столь требовательна к срокам проведения первичной обработки, как археологический текстиль, предметы из кожи или фрагменты кожи могут сохраняться без первичной обработки какое-то время в холодильнике.

Первичная обработка кожи включает в себя:

1. Проведение дезинфекции. Отбор проб для микробиологического исследования.

2. Первичную очистку: промывку окаменевших кожаных деталей теплой водой, очистку их с помощью мягкой кисти и помещение их в раствор ПЭГ–400 + ПЭГ–1500 + вода для пластификации.

Время, которое требуется для умягчения той или иной кожи, зависит от многих факторов: вида кожи, способа дубления и многих других. Очень большое значение имеет также, в какой среде находилась кожа до изъятия: в саркофаге, в мокрой земле или в сухом песчаном грунте. Все эти факторы необходимо учитывать, при выработке методики очистки, пластификации и реконструкции.

Процесс пластификации совершенно невозможно прогнозировать. Это может быть и месяц, а может быть, для пластификации какого либо археологического кожаного предмета потребуется и шесть месяцев. Самое главное в этом процессе – не спешить. К сожалению, не существует утвержденной методики реставрации кожи, а археологической кожи тем более.

Для того, чтобы создать эту методику, необходимо проведение работ по выработке методики комплексных исследований, которые позволят проверить все существующие способы реставрации кожи и научно обосновать их.

Археологический текстиль и кожа являются очень сложными и многоплановыми объектами для исследователя и реставратора. На данный момент в нашей стране нет ни одной официальной государственной структуры, где бы ткани из погребений сразу же попадали в руки опытных реставраторов. Работа в рамках программы «Исторический некрополь» впервые позволяет научно обоснованно провести все этапы работ, начиная с изъятия тканей и кожи из погребений до придания им экспозиционного вида

 

 

 

Россиягород Москва,улица Бутлерова, 17Б, офис 232В
+7 (499) 682-95-27 +7 (903) 201-17-20 +7 (926) 528-06-28
http://www.art-fenomen.ru
Template Joomla 1.5